29/06/2018

Пятьдесят оттенков фламенко

Страсть и напряжение – вот обязательные ингредиенты, которые заряжают экспрессией любого зрителя. Откуда бы они не были. На каком бы языке они не говорили. Ведь фламенко воспринимается кожей. Еще никого не оставили равнодушными перестук каблуков танцовщицы и полные боли рулады певца.

______________________

Флюра Мусина

балетный критик

Одна из важных задач фестиваля – знакомство зрителей с культурой разных стран. А, как известно, душа народа лучше всего проявляется в танце. Так и фламенко стал своеобразным символом Испании, его фирменнным знаком. Представлял это искусство на сцене театра «Астана Балет» коллектив Castro Romero Flamenco, основателями и руководителями которого являются сестра и два брата Кастро Ромеро - Росарио, Рикардо и Хосе. Артисты, гастрольный график которых расписан на год вперед, прилетели в Астану с European Music Open Festival, где буквально несколько дней назад, 22 июня показывали свое искусство. А 10 июня были в Москве, так как являются постоянными участниками оперы «Кармен», хореографические сцены к которой поставил Рикардо. Коллектив существует уже 30 лет, за это время сделано огромное количество проектов, включая участие в съемках фильмов(«Колдовская любовь»Карлоса Сауры) , постановок с известными артистами(такими как Фарух Рузиматов), участие в концертах с мировыми звездами оперы (например - Монтсеррат Кабалье, Пласидо Доминго и Хосе Каррерас), выступления по всему миру, преподавание фламенко и прочее и прочее…

В общем, сложилось впечатление, что мобильность – главное качество всей семьи Кастро Ромеро, иначе просто невозможно успеть столько, сколько успевают сделать эти улыбчивые, открытые миру и какие-то очень наполненные энергией люди. Возможно это дух фламенко – дуэнде, питает их энергией?

Вот и интервью пришлось брать в процессе – во время десятиминутной паузы в репетициях, или во время наложения грима.

Ф. М. - Росарио, ваш коллектив делает так много разных проектов, какой из них для вас является самым значимым, тем чем вы особенно гордитесь?

Росарио Кастро: Самый важный это тот, в котором мы находимся в данный момент. Вот и сейчас для нас самое главное то, что мы покажем здесь, на этом замечательном фестивале «Eurasian Dance Festival». Мы привезли программу «Квинтэссенция фламенко» в 10 частях которой попробуем рассказать о том, что такое фламенко и его душа - «дуэнде». Это слово также переводится с испанского как «огонь», «магия» или «чувство».

Ф.М. – Для того чтобы овладеть этой магией долго нужно учиться? С какого возраста начинается обучение в школах фламенко?

Росарио Кастро: Обычно с восьми, ведь фламенко это уже сложившееся искусство со своими канонами и множеством направлений и стилей. Существуют два стилистически и музыкально отличных друг от друга класса фламенко: древнейший, высокий – его называют канте хондо и современный, облегченный –канте чико. В рамках обоих классов фламенко существует более 50 жанров, точную границу между которыми порой провести трудно. Поэтому овладеть секретами фламенко совсем непросто.

Ф.Б. - А когда Вы начали учиться этому непростому искусству?

Росарио Кастро: Официально я стала танцевать достаточно поздно – в 16 лет. И мои братья тоже. Но мы родились в артистической семье, моя мать Каро Ромеро была исполнительницей и преподавателем фламенко, а отец музыкантом. Наше детство прошло в постоянных гастролях, поэтому мы не могли обучаться постоянно в одной школе, но мы прошли школу фламенко у нашей матери, и это было так же естественно как дышать и играть. А позже, 1984 году решили с братьями основать свою компанию. С тех пор мы тоже в постоянных гастролях, кочуем, словно цыгане!

Действительно, существует мнение, что этот танец попал на благословенную землю Испании через цыган, бежавших из Индии от завоевателя Тамерлана. В Андалузии испанцы приветливо встретили беглецов и в процессе жизни к танцу добавились, арабские и христианские мелодии, страсть и пылкость гордых испанцев, в результате чего появился уже видоизменённый и более богатый в своём выражении танец, полный силы и сдержанной страсти.

Гибкие руки и корпус и напряженные, сильные ноги, дробью впечатывающие каблуки в пол, миг неподвижности, резкий поворот - вот магия фламенко.

А что стоит за этой магией я увидела за кулисами, перед началом выступления. Рикардо, старший из братьев, стоя в уголке на специальной деревянной подставке(напоминающей пэд, приспособление для отработки удара для барабанщиков) под скоростной звук метронома на протяжении получаса методично и точно впечатывал каблуки в 40 сантиметровую площадку, пот струился по шее, лицо танцовщика было сосредоточенным и возвышенным, словно он совершал ежедневную молитву… Тревожить вопросами его в этот момент казалось просто кощунством. Пришлось улучить момент, когда артисту накладывали грим, а он спокойно и с удовольствием рассказывал о себе и о коллективе.

Рикардо является старшим по возрасту и по положению, в этом семейном театре фламенко. И хотя артисты утверждают что все решается коллегиально, последнее слово все равно остается за ним, он же чаще всего ставит танцы. Гордится тем, что работал с Антонио Гадесом, делал постановки для Фаруха Рузиматова и танцевал в них вместе другими членами своей труппы, был солистом в Испанском балете Мариэммы и Национальном балете Испании, но больше всего сил и души отдает семейному коллективу «Испанская сюита», хотя состав уже давно вышел за рамки семьи.

Ф.М. – Какой состав коллектива «Испанская сюита?

Рикардо Кастро Ромеро: « В Астану приехали только шесть танцовщиков, это связано с программой, но коллектив намного больше. Кроме того мы привезли нашего звукорежиссера - для фламенко качество звука очень важно, ведь музыка и пение, как и танец – главные составляющие, музыканты играют и поют «вживую», каждый раз импровизируя. Поскольку мы показываем все-таки шоу, очень важен свет и, за эту часть тоже отвечает наш специалист. В театре «Астана балет», где мы выступает, великолепное техническое оснащение и высокопрофессиональный , очень отзывчивый персонал. Подготовка к спектаклю была на высшем уровне! В декорационных мастерских театра нам даже изготовили специальнй стол, на котором я буду исполнять свое соло».

Младший брат Хосе Кастро Ромеро был немногословен и загадочно красив, словно испанский гранд. Оно и не удивительно, так как в свободное от фламенко время танцовщик не раз появлялся на подиумах Парижа и Лондона, работал моделью у Жан-Поля Готье, имел контракт с Moschino, был лицом Blue Dog. На вопрос как долго можно танцевать фламенко, есть ли ограничения по возрасту, как , например, в классическом танце, Хосе ответил:

«Артист не должен называть свой возраст. Возраст - это состояние души. Кто-то в двадцать скучен и пассивен, а кто-то и в сорок полон энергии»
«Фламенко — вот танцевальный жанр, которому возраст не просто к лицу. Лучше всего фламенко удается танцовщикам именно что «с биографией» — к сорока, к пятидесяти годам, когда личные тяготы, видимо, перерастают в художественный вес» - подтверждает это высказывание петербургский танцкритик Юлия Яковлева, не раз встречавшаяся с творчеством Кастро Ромеро.

И с этим можно полностью согласится, глядя на завораживающее соло, выбивающего на столе дробь, седого Рикардо; или гибкие руки Росарии и точенный профиль Хосе, которых даже неловко спрашивать о возрасте. И при этом невольно появляется мысль – как же прекрасны были танцовщики в расцвете жизненных сил, когда тело гибко и отзывчиво на любой импульс души? А может быть в то прекрасное время их танец не был столь наполнен смыслом? А быть может, и не надо сравнивать, ведь в каждом возрасте артист наполняет танец фламенко иным дуэндо? Как утверждают знатоки фламенко:«Лишь к одному дуэнде не способен — к повторению. Дуэнде не повторяется, как облик штормового моря».

А Рикардо сказал еще проще: фламенко – это твой жизненный путь…