18/04/2022

Загадочная Вселенная Иржи Килиана

Премьера балета «Падшие ангелы» в Театре «Астана Балет» 1, 2 апреля 2022г.

         В Театре «Астана Балет» состоялась долгожданная премьера балета Иржи Килиана «Падшие ангелы». Один из самых необычных опусов из цикла черно-белых балетов известного хореографа был поставлен в 1989 году и с тех пор является несомненным бестселлером в мире танца. Этот короткий балет, который длится всего 15 минут производит ошеломительное впечатление. Другого эпитета для выражения состояния зрителей после просмотра подобрать трудно. Четкий, набирающий темп ритм барабанов; графические фигуры танцовщиц, на разбитом на ровные световые квадраты планшете сцены; причудливое сочетание света, звука и движения – все это держит и не отпускает ни на мгновенье внимание зрителей. Напряжение нарастает, безостановочная череда затейливых движений восьми танцовщиц на сцене становится все изобретательнее, не повторяясь, а как бы совершая модуляцию и каждый раз, на новом витке развития танца, переходя в новое качество, в другое измерение.

         Удивительная световая партитура, прописанная нидерландским художником по свету Йупом Каббуртом, была точно воспроизведена в Театре «Астана Балет». Свет здесь играет роль формообразующую: отвесно падающие на отдельные части тела плотные световые потоки выхватывают из темноты синхронно движущиеся руки и стопы танцовщиц, и в воздухе возникает восхитительная абстракция. Известно, что Килиан чаще всего сам придумывает костюмы и свет для своих спектаклей, и затем отдавал идею реализаторам. Это и неудивительно, так как хореограф видит танцовщика на сцене в совокупности, как образ, который является ему в воображении и который он воплощает затем в своих балетах. Ничего конкретного и определенного, никакого четко выраженного реализма: «Мне нравится эта серая зона между бытием и небытием, между светом и темнотой, - признается в одном из своих литературных эссе Килиан. - Сумеречная зона, предчувствие».

          Предчувствие любви, предчувствие смерти – этим темам отдана особая ниша в творчестве чешского балетмейстера. Об этих двух константах человеческой жизни и о том, что происходит между ними он и говорит в своих черно-белых балетах. Маленьких философских спектаклях, которые считают за честь иметь в репертуарной афише мировые театры, и которые с упоением танцуют артисты разных национальностей. И балет «Падшие ангелы» стоит особняком в этом цикле, включающем шесть коротких спектаклей, созданных в разные годы – «Шесть танцев» (1986), «Нет больше игры» (1988), «Падшие ангелы» (1989), «Сладкие мечты» (1990), «Сарабанда» (1990) и всеми любимый шедевр «Маленькая смерть» (1991).

         Все балеты Килиана необыкновенно легко воспринимаются зрителем, несмотря на их философскую глубину, изнурительную работу постановщика и артистов. Хореографы, вылетевшие, с легкой руки Иржи Килиана, из родного гнезда NTD в большой мир танца, вспоминают: «Иржи Килиан говорит, что создание одной минуты произведения, на которое ушел целый день, — это хорошо выполненная работа!»

         Сам хореограф считает, что театр – это искусство сокращать, а не добавлять: «К сожалению, я начинаю со сложных вещей, а потом начинаю устранять многое из того, что сочинил, оставив самое простое. И когда это происходит, становится действительно красиво».

         «Красиво» - ключевое слово в творчестве Килиана, и оно не имеет ничего общего с банальной «красивостью». В момент создания цикла черно белых балетов, хореограф находился под сильным влиянием сюрреализма и минимализма. И эта черно-белая эстетика балетов перешла затем в его фильмы и фотографии, которыми в последнее время увлеченно занимается 76-летний хореограф. Черное и белое предстает как носитель универсального, вневременного или даже мемориального измерения, пространство его памяти.

         Как и всякий гениальный творец (а к Килиану этот эпитет применим без всяких натяжек и преувеличений), Иржи Килиан умеет сплотить вокруг себя единомышленников и зарядить их своей созидательной энергией. Так всю постановочную часть спектакля (которая очень сложна, несмотря на отсутствие громоздких декораций) уже долгие годы воплощает практически в жизнь Юст Бигелар, заведующий постановочной частью Нидерландского театра танца. Своей работой в театре Астана Балет он остался доволен, так как театр располагает всем необходимым техническим и световым оборудованием, а сотрудники отличаются высоким профессионализмом.

         С не меньшим энтузиазмом работал с труппой «Астана Балет» и ассистент хореографа Стефан Жеромски, который осуществлял перенос спектакля на казахстанскую сцену. Хореограф и танцовщик, проработавший в Нидерландском театре танца 22 года, он был занят во многих спектаклях труппы, много работал с Иржи Килианом над постановками новых балетов. Стефан особенно отмечает способность мастера вовлекать артистов в творческий процесс сочинения танца: «Он всегда предлагал артисту сделать так, как он чувствует, отталкивался от личности танцовщика». Поэтому неудивительно, что за партиями в балетах негласно закрепились имена первых исполнителей. В период репетиций их так и называли – Фиона, Сюзанна, Лорен, Каролина и т.д. И этот спектакль, в котором 8 персонажей, одетых в черное трико танцовщиц, творят на сцене невероятную красоту - своего рода оммаж первым исполнительницам этих партий. Однако в задачу ассистента хореографа Стефана Жеромски не входило точное копирование образов, созданных на сцене нидерландского театра. Уже на кастинге им были отобраны 8 артисток театра Астана Балет, которые точно следуя хореографии, создали свои персонажи. Удивительно, что на кастинге, наряду с ведущими солистками Татьяной Тен, Айжан Мукатовой были отобраны совсем юные артистки кордебалета, недавние выпускницы балетной школы Каламкас Орынбасарова, Алтынай Жусупова, Дарья Понамарева и другие.  Надо отметить, что все они прекрасно справились с поставленными задачами - и со сложной хореографией, и с невероятным ритмом постановки.

         Сложности с ритмом были у всех, так как спектакль проходил не под фонограмму, а под живое звучание барабанов. Четверо перкуссионистов, группа ударных симфонического оркестра театра «Астана балет» во главе с концертмейстером Жасуланом Кабимолла сыграли сложнейшее произведение американского минималиста Стивена Райха «Drumming», органично совпадая при этом по темпу и ритму с артистами на сцене. Задача, прямо скажем, не из легких, так как один из отцов современной музыки Стив Райх сочинил это произведение не только следуя африканским ритуальным ритмам, но и внеся в звучание четырех пар маленьких барабанов под названием «бонги», легкое расхождение в темпе. По замыслу композитора-экспериментатора музыкальные ритмы и паттерны должны смешиваться для создания многослойного эффекта в некоторых частях. Этот прием был изобретен Райхом в шестидесятых и успешно используется в современной музыке. Для танцовщиц такой диссонанс вносил дополнительные сложности, но они с честью справились с задачей. В зале эта синергия музыкантов и танцовщиц создала невероятное напряжение и восторг!

        

         «Падшие ангелы» часто называют феминистическим балетом, так как некоторые толкователи видят в нем стремление восьми женщин к независимости и автократизму. Сам же Килиан часто говорил, что это спектакль об артистах, которые стремятся к совершенству в творчестве. Тема художника, творца, артиста, которую он разрабатывал во многих своих балетах (достаточно вспомнить спектакль «Zugfogel»), всегда волновала и волнует до сих пор хореографа. Который в последние годы не ставит балеты, но с творчеством отнюдь не порвал, пробуя себя в кино, фотографии и других визуально-пластических способах выражения. В «Падших ангелах» артистки остаются верными своей человеческой природе и от «чистого творчества» их отвлекают разные житейские дела, такие как амбиции, соперничество, любовь, рождение, смерть, материнство. Все это можно прочесть в дуэтах, соло и групповых сценах, которые исполняют танцовщицы. «Там нет такой линейной истории, это не сказка, с началом и концом. Обычно у Килиана сначала появляется идея, и он просто работает вокруг этой идеи, - рассказывает о творческом процессе хореографа Стефан Жеромски. – В данном балете это идея о танце, который будет жить, даже если всех нас не будет. Но можно также понимать этот образ танца как структуру, которая требует от нас дисциплины и полной самоотдачи. Но при этом ничто человеческое не чуждо любому артисту, ведь при всей своей поглощенности творчеством, каждый из нас остается все же человеком со своими страхами, потребностями в любви и т.д. И Килиан отлично показывает это в дуэтах и соло».

Но автор оставляет зрителям и артистам право на собственную интерпретацию своего балета. Кто-то видит в прихотливых линиях дуэтов коварство женской натуры, кто-то капризность, свойственную женской природе, а кто-то двойственность женской души.

Некоторую «демонизацию» женского образа вносит в этот балет одиозный перевод названия на русский язык – «Падшие ангелы». «Падший» синоним «низвергнутого», изгнанный из рая, образ «падшего ангела» сразу же приходит на ум. Но в оригинале название звучит как Falling angels, что скорее можно перевести как «Падающие ангелы», и тогда это процесс, падение, левитация. А это понятие для хореографа смысловое, у Килиана с ним связаны многие произведения, достаточно вспомнить один из последних фотопроектов «Свободное падание». И он пишет об этом в одном из своих эссе: «Я бы мог сказать, что для меня жизнь – это левитация. Это не о полете, это о символе».

         Парить в свободном полете творчества, пусть иногда жизнь заставляет нас падать с небес и очень больно ударяться – такой смысл спектакля представляется гораздо ближе к философии и эстетике Иржи Килиана. Хореографа, который верит в законы Вселенной. А они утверждают, что большие, наполненные массой небесные тела способны притягивать к себе других и делиться с ними энергией и смыслом. Так шесть балетов образуют гармоничную систему ценностей, которую выстроил хореограф-мыслитесь в черно-белой гамме. Которая совсем не так монохромна, как может показаться на первый взгляд. Ведь в ней присутствует еще и 40 оттенков неизведанного серого, сумеречного и таинственного.  И хочется надеяться, что скоро в афишу театра войдут и другие балеты автора, чтобы представить нам, зрителям целостную, полную загадок и смыслов вселенную Иржи Килиана.

Автор: Флюра Мусина, балетный критик