23/06/2022

Незримый путь единения

В минувшие выходные театр «Астана Балет» пригласил на очередную премьеру завершающегося сезона. Вниманию зрителей был представлен балет «Шелковый путь» в постановке главного балетмейстера театра Мукарам Авахри. Премьерный спектакль осуществлен в сотрудничестве с Фондом развития и поддержки балета и национального танца, а также генерального партнера АО «Самрук-Қазына». Либретто к балету создано известным поэтом, кинорежиссером Бахытом Каирбековым, который не первый раз выступает как в качестве либреттиста, так и соавтора балетов М.Авахри.

Премьере балета предшествовали удивительные по красоте яркие промо ролики с артистами театра в разнообразных образах, видеоинсталяции рождения шелка, начиная с полета шелкопряда, размещенными на инстаграм-странице театра. Зрители предвкушали увидеть в хореографическом изложении историю происхождения шелка. Но, все оказалось гораздо интересней и масштабней.

Хореограф вместе с либреттистом пригласили нас в путешествие по Великому Шелковому пути, который на протяжении тысячелетий выступал в качестве транзита в процессе политического, торгового и культурного взаимодействия разных народов. По этому пути шел обмен не только товарами, но и идеями, технологиями, культурами и даже религиями. Именно шелк выступил в качестве объединяющего символа, связавшего между собой азиатскую и европейскую цивилизацию.

В либретто, состоящем из восьми отдельных картин, Б.Каирбеков пунктирно выстроил важные точки этого пути, которые он поэтически воспевает буквально в нескольких строках. В балете нет конкретного сюжета и главных героев. Хотя по ходу действия зритель встречается с персонажами, оставившими свой след в истории, как Марко Поло и Калигула, жившими когда-то Китайской принцессой, Османским дервишем и Монахом. Остальные действующие лица – это образы, созданные художественным видением хореографа. Как, например, девушки шелк, нефрит, девушки-амфоры, караванный путь, краски-специи и др.

Балет построен как путь бесконечно движущегося каравана, который на своем пути преодолевает огромные расстояния, встречается с трудностями и опасностями, но несмотря ни на что, продолжает двигаться.  В изложении автора либретто это - путь, в котором нет начала и нет конца:

«Неведом нам исток его - Начало

Пути, в котором не предвидится финал…

Он – птичий путь, что мать мне завещала,

Крылатый путь к Тому, Кто нас создал.   

Музыкальную основу балета составили произведения четырех композиторов, а именно Арман Амара, Владимира Иваноффа, Омар Фарук Текбилека и Рената Гайсина. Музыкальные сочинения первых трех композиторов были подобраны хореографом как наиболее близкие ей по замыслу и ощущению для этой балетной постановки. Гайсин, наш казахстанский композитор, специально написал музыку к этой постановке, исходя из художественной концепции балета и работая в тесном сотрудничестве с хореографом.

Отобранная Авахри музыка необычайно выразительна, запоминающаяся, несмотря на то, что не обладает особой мелодичностью. Выразительные восточные мотивы в исполнении на аутентичных национальных инструментах в сочетании с эмоциональными ударными ритмами позволяли зрителям легко переносится из одной точки пластического путешествия в другое. Современная обработка традиционной музыки с элементами характерных вокализмов, перемежались самыми различными звуками, от самых простых, как звуки воды, до необъяснимых, но будораживших воображение зрителя. Как, например, многократный сигнал, имитирующий звук карная, в ходе завершающегося движения процессии каравана, который можно было воспринимать как знак предупреждения об опасности, как остановки в пути или созыв людей к важному событию.

В новом представленном балете Авахри, как хореограф, не изменила своему стилю. Без сюжетной конкретики и строгой привязки к этническому соответствию хореографического языка она на основе ориентальной стилизации элементов классического и народного танцев, пальцевой техники, выразительной пластики рук и корпуса создала картину движения во времени с чередой сменяющихся образов. Они разнообразны по стилю и подаче, но одинаково выразительны, по хореографически интересны, а порой и неожиданны.  

Не просто описать развитие хореографического действия в балете. Это – поток фантазий, эмоциональный всплеск, реализованный непривычными приемами. В танце нет эффектных поз, акцентов, поддержек, то на чем строят танец большинство современных хореографов. Мы видим насыщение движений какими-то образно-символическими смыслами.  Мягкие и скользящие движения искусно и органично переплетаются, формируя непрерывный поток пластических метаморфоз.

По ходу спектакля, сменяющие друг друга картины с образами, символами и театральными метафорами, свободно позволяли зрителям ассоциировать их с определенной культурой. И главное, в этой череде картин вроде не было четкой драматургической линии, но зато было театральное действо, где каждая следующая картина, воспринималась как продолжение и развитие сценической сюиты – через контрастную смену картин, неизменно в развитии и в движении. 

Цельности хореографического полотна способствовало не менее оригинальное сценографическое и световое решение спектакля, которое было осуществлено художником-сценографом Аскаром Искаковым, художником по свету Робертом Даутовым и видеохудожником Нурланом Кереем. Лаконичные, если не сказать минималистичные, без излишних и тяжеловесных деталей они помогли хореографу передать бесконечное движение пути, ее непостоянство и изменчивость во времени. В сценографии истересно был использован крутящийся механизм для вращения и перемещения игровой ткани. Художник растянул на ней по всей длине очень легкую материю, которая меняла цвет в зависимости от освещения, в результате проекция способствовала созданию атмосферы таинства, возможность считывать посыл авторов через определенную символику и метафоры. А возможность этого механизма мобильно делить сцену на горизонтальные и вертикальные линии помогли хореографу сделать переходы между некоторыми сценами более связанными и незаметными, иногда использовать его в качестве линии деления сценической площадки. Интересным было и решение визуализировать шелк через использование ткацкого станка с вытянутыми нитями, которые своеобразно подсвечивались и колыхались, передвигаемые артистами с обратной стороны.         

Немалый вклад в интересную визуальную составляющую премьерного балетного представления внесли и художники по костюмам Асель Шалабаева и Дина Буксикова, которые имеют большой опыт работы в киноиндустрии. Они впервые создают костюмы для балетного спектакля, где есть своя определенная специфика, как легкость, удобство для движения, минимум деталей. Здесь еще дополнительно стояла задача помочь хореографу дополнительно через костюмы обозначать этническую и сословную принадлежность героев. И им это однозначно удалось. Легкий струящийся шелк на танцовщицах, подсвечиваемый разными цветами, одна яркая деталь в костюмах помогли передать бесконечное движение пути, его таинство и красоту.

Многослойность драматургического и художественного замысла балета отразилась и в самой хореографии. Образ текучести времени и бесконечного шелкового пути хореограф передает через повторение проходящего каравана с верблюдами на переднем, иногда заднем плане сцены. Но более интересным стало решение Авахри показать движение через выразительную пластику танцовщиков, воссоздающих ход каравана, через определенную походку танцовщиков и, когда девушки после высокой поддержки, на воздухе имитировали шаги. Такое композиционное построение помогало создать определенный медиативный настрой, вникнуть в хореографическую и драматургическую концепцию балета.

Хореография балета представляет собой свободный поток пластической фантазии. Легкий росчерк в мизансценах и фрагментах из ушедшей истории, воспринимались как наброски к эскизам. Таким образом, хореографическое действо раскрывалось, с одной стороны, через красочный, этнографически живописный танец. Как, например, индийский танец, пляски бедуинов, танцы гуннов. А, с другой стороны, зарисовки раскрывали и сюжет посредством пластического действия.  Интересное решение, где гончары воссоздавали процесс лепки, а в качестве материала хореограф использовала гибкое тело танцовщиц. Или хореографическое видение Стены плача. Танец поставлен на девушек, которые танцуют в белых платьях, прикрытые легкими черными шарфами.  Здесь хореограф использует абстрактную форму для передачи человеческих эмоций, где можно почувствовать зыбкость рисунка танца, самые наблюдательные могут расшифровать самые разные пластические жесты, как духовное освобождение женщины, петля на шее из платка.

Премьера балета «Шелковый путь» на сцене театра «Астана Балет» еще раз продемонстрировала сильный командный дух творческого коллектива, его профессионализм, а также широкие возможности для постановок любого уровня сложности. Как всегда, на высоком уровне был осуществлен предпремьерный промоушн балета в СМИ и соцсетях с настоящими кинематографическими сценами, снятыми Тахиром Алиевым. Работа над балетом была осуществлена в очень короткие сроки, учитывая совсем недавнее возвращение театра из длительной гастрольной поездки в Алматы. Но это не помешало театру пригласить своих зрителей в новое хореографическое путешествие по Шелковому пути.

Не скроем, поспешность процесса постановки балета чувствовалась. Но, зная принцип работы Авахри как постановщика, которая и после премьеры творит над балетами, думаю работа продолжится. Хотелось бы больше разнообразия в хореографической лексике балета, развить тему с коконом в первой картине. А также поработать с артистами, которым не хватало осознанности в исполнении движений, понимания того, что они танцуют, не говоря уже о синхронности и чистоте танцевальных элементов.

Автор: Гульнара Жумасеитова, балетный критик, к.иск., профессор.