13/12/2021

Долгожданные премьеры в театре Астана Балет

Ноябрь месяц 2021 года выдался необычайно урожайным на премьеры. Только в области хореографического искусства, с дистанцией в одну неделю, состоялись премьеры четырех ярких балетов. Это и красочный «Роман бутона розы и мотылька», представленный Казахской национальной академией хореографии на сцене театра Астана Балет; и детский балет «Белоснежка и семь гномов» в театре Астана Опера.  И, наконец, две действительно долгожданные премьеры появились в афише театра Астана Балет – неоклассический шедевр Дж. Баланчина на музыку «Каприччио для фортепиано с оркестром» И. Стравинского и оригинальный балет «Арканы судьбы» на музыку К. Абдуллиной в хореографии М. Авахри. Все премьеры состоялись благодаря деятельной поддержке министерства культуры и спорта Республики Казахстан.

К наследию Баланчина у театра отношение особенное. Иметь в репертуаре балеты американского реформатора классического танца театр стремился с первых лет своего существования, прекрасно понимая, что освоение этой хореографии, стоящей на стыке модерна и классического балета, дает труппе несомненные преимущества. Так, в 2017 году в репертуаре появилась знаменитая «Серенада» на музыку П.И. Чайковского, два года спустя - «Кончерто барокко» на музыку И.С. Баха. Перенос спектаклей в первом случае осуществляла Виктория Саймон, во-втором – Наннет Глушак. Обе в прошлом солистки труппы New York City Ballet, обе являются представителями Фонда Дж. Баланчина и переносят его спектакли по всему миру. Для постановки «Рубинов» из цикла «Драгоценности» был приглашен Пол Боос, также танцевавший в период с 1976 по 1990 годы в труппе Дж. Баланчина, по приглашению самого основателя американского балета. В настоящее время Пол Боос является не только одним из хореографов, имеющих право на перенос спектаклей, но и директором видеоархива Фонда Джорджа Баланчина.

«Каприччио для фортепиано с оркестром» Стравинского произведение невероятно сложное, даже для музыкантов. А учитывая, что Баланчин ставил именно «музыку», а не «под музыку», этот балет стал настоящим вызовом для балетной труппы. Тем более, что исполнение было не под фонограмму, а в сопровождении теперь уже собственного оркестра театра под управлением главного дирижера Армана Уразгалиева.  Специально на премьеру был приглашен известный музыкант Амир Тебенихин, который блестяще исполнил сольную фортепианную партию. Пальцы виртуозного пианиста легко порхали по клавиатуре, исполняя виртуозные пассажи композитора, а артистам нужно было воплотить их в не менее виртуозные па хореографа. Быстрота реакций, предельная музыкальность, острые, техничные стопы и свободный, немного «джазовый» корпус - такой рецепт исполнения этого балета, известного более под названием «Рубины», был предложен Полом Боос. По мнению художественного руководителя театра «Астана Балет» Нурлана Канетова артисты с непростой хореографией справились, хотя это было непросто: «Музыка Стравинского не дает расслабиться ни на минуту! Стоит только отвлечься и вступить не вовремя – и все, ты безнадежно отстал. У каждого артиста здесь есть своя тема, и свой счет, артисты должны считать все время, и при этом нужно поймать вдохновение и полностью отдаться танцу. Это невероятно сложно! Но для нашей труппы очень полезно. Уверен, что опыт, приобретенный в работе над этими балетами, скажется на исполнении и других спектаклей».

«Рубины» являются центральной частью триптиха «Драгоценности», который был сочинен Баланчиным в 1967 году. И если крайние части «Изумруды» на музыку Г. Форе  и «Бриллианты» на музыку третьей симфонии Чайковского несут на себе явную печать академического балета, включая и реминисценции из классических спектаклей, то средняя, облаченная в красный цвет, несомненно, отдает дань американскому стилю танца, на создание которого сам Баланчин повлиял значительно. Ироничный, острый, с легким бродвейским акцентом танец требует от исполнителей идеального владения телом, быстроту реакции и главное, чувство ансамбля.

Центральный дуэт исполнили два состава: ведущие солисты Татьяна Тен и Казбек Ахмедьяров в первый день, и на второй премьере выступили Айнур Абильгазина и молодой солист Сундет Султанов. Если первый дуэт сделал акцент на точное следование хореографической партитуре и техничность исполнения, то второй внес в прочтение текста хореографа свою индивидуальность, что, собственно, и требовал всегда от своих артистов Джордж Баланчин. Некоторая отстраненность и загадочная полуулыбка, игравшая на лице ведущей солистки театра Айнур Абильгазиной в сочетании с отточенной техникой, наполнили дуэты той игривой изящностью, которой добивался Пол Боос на репетициях: «Ваш дуэт напоминает игру в кошки-мышки. Вы должны быть как Том и Джерри, вечная погоня друг за другом, но все на полутонах». А в контексте балета «Драгоценности» это напоминает мерцание камней. Сундет Султанов, своей пылкостью и безудержной энергией выгодно оттенял партнершу, придавая дуэту динамику, в которой можно раскрыть задуманный образ. Красота, которую невозможно зафиксировать, но которая прекрасна в своей изменчивости и непостоянстве.

Партию главной солистки, которая является центром хореографической партитуры, оба вечера танцевала Айжан Мукатова. Обладательница роскошных внешних данных, большого шага, длинных рук и ног, яркая и техничная ведущая солистка театра имеет очень важные для этой партии способности – чувство ритма и умение вести за собой. Вероятно поэтому Пол Боос предоставил ей возможность танцевать два премьерных показа, хотя хореограф-репетитор подготовил 4 состава исполнителей. И даже некоторая небрежность в исполнении, которая, вероятно, явилась следствием большого перерыва в работе из-за травмы, не помешали Айжан Мукатовой исполнить партию уверенно и стабильно. Быть может без того шарма, к которому зритель привык и с которым связан сценический образ балерины. Но, думается, это дело будущего. Балеты Баланчина только кажутся такими простыми, на самом деле, настоящее постижение их приходит со временем, как и случилось прежде с «Серенадой» и «Кончерто барокко». Пока же и солисты, и кордебалет постигают непростую музыку Игоря Стравинского и оттачивают технику Баланчина. В перспективе художественное руководство театра планирует составить из трех имеющихся балетов авторский вечер основателя неоклассического стиля, что станет уникальным событием. Поскольку балеты Джорджа Баланчина на территории Центральной Азии можно посмотреть только в театре Астана Балет.

Премьера второго балета «Арканы судьбы», показанного в этот вечер, было событием не только долгожданным, но и интригующим. Непривычными были и тема балета, и имя композитора, написавшего музыку к нему. Хотя имя Карины Абдуллиной широко известно, но прежде всего, как автора песен и исполнительницы из всеми любимого дуэта «Мюзикола». Свой первый балет Карина Абдуллина посвятила памяти друга, учителя и соратника Булата Сыздыкова.

Идея балета по мотивам карт таро, принадлежит Карине Абдулиной, она же является и автором либретто. Карина Абдуллина воспринимает древние карты, пришедшие к нам из глубины веков как проекцию тонкого мира подсознательного. А каждый аркан – как ступеньку к познанию человеком самого себя. И музыка, навеянная нарисованными на картах образами, пришла, как бы, сама собой.  «Меня никто не учил сочинять музыку, - признается Карина Абдуллина. Я просто чувствую ее и потом изображаю на рояле».  Карина Абдуллина, несомненно, визуалист. Поскольку написанная музыка начала диктовать ей и пластические образы, которые рвались на сцену. «Дансантная», в самом лучшем смысле этого слова, музыка очень понравилась балетмейстеру Мукарам Авахри. На сегодняшний день одна из самых талантливых современных хореографов нашла свой ключ к воплощению предложенных образов. Так родился балет, состоящий из 22 двух сцен, соединенных в сюиту. Каждая сцена соответствует названию карты и имеет свою музыкальную тему.  Первая под номером zero представляет Шута (Жананур Жанабеков, Азамат Жанкабаев). Его первый выход написан в минорной тональности. Последняя сцена «Мир» также начинается с выхода этого «сына божьего», как он обозначен в либретто. Но здесь его тема звучит уже в мажоре. И в нее вплетаются самые яркие темы балета – «Колесо фортуны», «Суд», «Император» с «Императрицей», «Солнце», «Луна» и, конечно же, «Дьявол» и «Смерть», объединяя всех в вечный круговорот бытия.

Балет, однако, никак нельзя назвать дивертисментном, так как через весь спектакль проходит сквозная тема судьбы и общая атмосфера средневековья. Талантливая команда из Санкт-Петербурга, в лице сценографа и художника по костюмам Ольги Шаишмелашвили, художника по свету Дениса Солнцева и художника по видеопроекциям Вадима Дуленко, создавшие уже не один спектакль для театра Астана Балет, легко подхватила идею. Дух Средневековья, явственно слышимый в музыке, обрел свое законченное воплощение в готических витражах, костюмах, в идее карнавала и масок. В предложенное сценическое решение органично вписались ненавязчивый видеоконтент Вадима Дуленко.

Примечательно, что хореографический текст рождался в тесном сотрудничестве композитора и балетмейстера. «Я сразу прониклась идеей Карины Абдуллиной и когда она начала присылать мне написанные фрагменты, увидела, что музыка каждой сцены настолько самодостаточна, что сложно будет их связать какой-то сквозной драматургической линией, - рассказывает о процессе создания балета Мукарам Авахри. – Хотя нельзя сказать, что это балет бессюжетный. Сюжет есть, он в этих образах, они рисуют свой мир. Это, по сути, все мы, в каждом из нас живет какой-то из этих образов, а может быть и несколько».

Впрочем, хореограф так тонко чувствующий структуру своих балетов не могла просто сочинить вереницу танцевальных сцен. В балете есть своя драматургия, она обозначена в чередовании сольных, дуэтных и массовых сцен. Так картины «Колесо Фортуны», «Башня», «Суд», «Мир» становятся объединяющими массовыми сценами, в которые вплетаются действия «Смерти» (Уэсли Карвальо) или «Дьявола» (Артур Эдсон). Или «Звезда» (Риза Канаткызы), разливающая свой неземной свет на все живое. Зрительское умиление вызывает выход «Солнца» в исполнении учащегося казахской национальной академии хореографии (Бекдаулет Сарсенхан).

Хореограф следует музыке, а здесь есть широкий простор для самой разнообразной палитры танцевальных стилей - Дьявол танцует хабанеру, Смерть танго, Влюбленные кружатся в ритме вальса, а в картине «Суд» артисты танцуют зажигательную лезгинку, мелодия которой явственно слышится в музыке. Надо отметить, что в музыке очень много именно узнаваемых мелодий, легко ложащихся на слух, возможно в этом секрет такого бурного приема зрителями этого балета. Как будто окунаешься в привычный, родной мир образов, знакомых с детства.

Легкость и узнаваемость мелодического рисунка балетной партитуры отмечает и дирижер-постановщик балета Арман Уразгалиев. Сочиненный Кариной Абдуллиной балетный клавир был оркестрован московским композитором Виктором Гуревичем, которого с дуэтом «Мюзикола» связывают долгие дружеские отношения.

Вообще, все участники проекта в один голос отмечают, что работа над балетом «Арканы судьбы» была легкой и в удовольствие. И реакция публики после спектакля свидетельствовала о том же – балет всем понравился и вызвал самые положительные эмоции. Возможно, в этом есть провидение судьбы и авторам помогали звезды.

Автор: Флюра Мусина, балетный критик