Театр “Астана Балет” показал свое закулисье

Возможно, не все, кто приходит на спектакли, задумываются, какую работу проводит огромная команда специалистов различного профиля, чтобы зритель мог оценить новую постановку. В международный день балета Sputnik Казахстан решил заглянуть по другую сторону подмостков, чтобы показать хотя бы малую часть кропотливой работы, которая остается “за кадром”

АСТАНА, 1 окт — SPutnik. В театре во время очередной постановки зрители могут не только оценить красоту танца, но и костюмы, которые были сшиты специально для артистов. Поэтому один из батальонов невидимого фронта в театральном деле — это мастера пошивочного цеха.

По словам заведующей пошивочного цеха театра “Астана Балет” Натальи Протасовой, за год с того момента, как театр переехал в новое здание, прошло немало самых разных спектаклей и проектов, а это сотни костюмов и тысячи часов, проведенных за машинкой для таких постановок, как “Вальпургиева ночь”, “Контрасты”, хореографическая миниатюра “Балбыраун”, “Прикосновение иллюзий” и так далее.

“Балетные костюмы сложные и требуют определенного подхода. Должно учитываться мнение художника, постановщика, даже мнение самих артистов, чтобы им было удобно и комфортно в костюмах. На последний проект “Прикосновение иллюзии” ушло, например, дней 40. Там были классические балетные костюмы”, — вспоминает Протасова.

Мастер отмечает, что каждый проект по-своему интересен, несмотря на то, что на разном этапе производства возникают свои трудности и свои решения этих трудностей. К тому же специалисты отвечают за хранение и подготовку костюмов в театре.

 

По словам Протасовой, многое зависит от того, как мастера пошивочного цеха находят общий язык с художником.

“Здесь одного эскиза недостаточно, чтобы идею воплотить в жизнь. В самом начале производства все в голове, ничего еще не видно, но в силу профессионализма интуитивно чувствуешь, что должно получиться”, — добавляет Наталья Протасова.

Самый лучший этап — когда мастера смотрят на результат. В этот момент, по ее словам, уже “включается” профессиональная привычка — каждый старается найти какие-то недостатки, сам себя критиковать в попытках довести все до совершенства.

 

“Совершенствовать можно сколько угодно, но это мы уже сами ищем маленькие погрешности, чтобы все было идеально. В среднем, как правило, по количеству действующих лиц делается 50 комплектов. Но это средняя цифра”, — уточняет руководитель пошивочного цеха.

Теперь, когда артисты отработали все движения и разогрелись, а все костюмы готовы, остается “одеть сцену”. Здесь, в отличие от пошивочного цеха, нет места девушкам. Как рассказал руководитель отдела механики сцены театра Сергей Кузнецов, при подготовке спектакля участвует огромное количество людей

Это большой нелегкий в физическом плане труд. До премьеры спектакля техники прорабатывают все изменения и перемены, которые будут происходить на сцене, готовят балетный пол, происходит расстановка жесткой декорации.

“Часто бывает, что два одноактных балета, когда переходим от одного спектакля на другой, когда время ограничено, все нужно быстро поменять. Поэтому здесь работает целая команда, каждый помогает другому человеку. У каждого есть своя позиция дежурства. Машинисты следят за перемещениями жестких декораций, чтобы артист, не дай Бог, не поранился”, — добавил специалист.

Это большой нелегкий в физическом плане труд. До премьеры спектакля техники прорабатывают все изменения и перемены, которые будут происходить на сцене, готовят балетный пол, происходит расстановка жесткой декорации.

“Часто бывает, что два одноактных балета, когда переходим от одного спектакля на другой, когда время ограничено, все нужно быстро поменять. Поэтому здесь работает целая команда, каждый помогает другому человеку. У каждого есть своя позиция дежурства. Машинисты следят за перемещениями жестких декораций, чтобы артист, не дай Бог, не поранился”, — добавил специалист.

 

Он признается, что несмотря на развитие техники в XXI веке, это та сфера работы, где машины не заменят людей, так как речь здесь идет о безопасности человека на сцене.

“Передвижение жестких декораций, порой очень больших весов, — все это должно контролироваться. Человек должен стоять и видеть, как ведет себя машина. Как работают тросы, двигатель, человек каждый день проверяет, не потекло ли масло, не повредился ли трос. То есть машина не может полноценно за безопасностью следить”, — уточнил Сергей.

В пример он привел проведенный в этом году спектакль “Вальпургиева ночь”, в котором было использовано четыре полетных устройства ручного действия и один — электронного, которые придали особенность и в то же время сложность постановке, так как подобные технологии чаще используют в цирке.

“Но в целом, что касается машинерии, то она у нас в современном балете может удовлетворить любой спектакль. 54 штанкета, четыре подъемника на сцене, точечные подъемники, плюс лифты, что дает возможность подняться артистам из-под сцены”, — рассказал Сергей Кузнецов.

Но и после завершения постановки работа техников не заканчивается: спектакли нужно демонтировать. Речь здесь, как уже говорилось выше, идет о больших и мощных декорациях, которые разбираются практически сразу после того, как опустился занавес.

После завершения спектакля зрители аплодируют артистам, последние же благодарят своих наставников, педагогов-репетиторов, хореографов.

По мнению главного балетмейстера Мукарам Авахри, процесс создания спектакля — сложный, но увлекательный. Для воплощения идеи автора трудится весь коллектив и все цеха.

“Это, по сути, авантюра, но если есть попадание в цель, интуитивная слаженность в процессе работы всего театра, то это общий продукт коллективного творчества — произведение искусства в особом формате”, — отметила Авахри.

“Для меня первична музыка. Для меня важно почувствовать вкус и запах спектакля. Увидеть образы в пространстве и фактуру самого движения. У меня нет единого стиля в хореографическом языке, никогда не задумывалась о средстве выражения. Для меня есть главное — это познать природу действий человека, его мир со всеми низменными и высокими чертами, через эмоцию пластики, движение, танец”, — продолжила главный балетмейстер.

Она напомнила, что изначально коллектив “Астана балет” создавался исключительно как женский со своей эстетикой и своим взглядом на хореографию. Если в художественном течении репертуара преобладала лирика и эмоциональная волна девичьих переживаний, то сейчас театр контрастирует, пульсирует энергией мужского начала.

Обретя своё здание театра, следуя амбициям и планам на будущее, в труппе театра ” Астана балет” добавился мужской состав балета.

“Главная задача у театра и его предопределение в том, чтобы сегодня языком хореографии − стремительным и экспрессивным − передать духовное наследие и философию национальной культуры, при этом смело наполнять репертуар признанными шедеврами классической и современной хореографии во всем мире”, — отметила Мукарам.

На сегодняшний день театр активно готовится к премьерным спектаклям и гастрольным поездкам в Париж, Брюссель и Санкт-Петербург. 4 и 5 ноября будут представлены балеты в постановке Уильяма Форсайта “На грани”, “Серенада” Дж.Баланчина и “Контрасты” Р.Террановы. В канун Нового года театр вновь порадует жителей и гостей столицы праздничным спектаклем “Щелкунчик”.

КУПИТЬ БИЛЕТ

Читать далее: Sputnik KZ